Российские наручные часы VECTOR VC8-040413 синий

Российские наручные часы VECTOR VC8-040413 синийМужские часы VECTOR<br><br>Мужские часы VECTOR



Подробнее >>>










Кроссовки Reebok

Кроссовки Reebok.<br><br>Цвет: Sandstone/White/Whisper Teal<br>Размер Eur: 40<br>Пол: Женщины<br>Вид спорта: Тренировки<br>Возраст: Взрослый<br>Цвет: Sandstone/White/Whisper Teal.

Цвет: Sandstone/White/Whisper Teal
Размер Eur: 40
Пол: Женщины
Вид спорта: Тренировки
Возраст: Взрослый
Цвет: Sandstone/White/Whisper Teal

Подробнее >>>








Журнал "Иностранная литература" № 7. 2014

Журнал Иностранная литература № 7. 2014Журналы<br>Номер открывает роман бразильца Моасира Скляра (1937 - 2011) Леопарды Кафки в переводе с португальского Екатерины Хованович. Фантасмагория: Первая мировая война, совсем юный местечковый поклонник Льва Троцкого на свой страх и риск едет в Прагу, чтобы выполнить загадочное революционное поручение своего кумира. Где Прага - там и Кафка, чей автограф незадачливый троцкист бережет как зеницу ока десятилетиями уже в бразильской эмиграции. И темный коротенький текст великого писателя предстает в смертный час героя романа символом его личного сопротивления и даже победы. <br><br>Следом - окончание документального романа американского прозаика и журналиста Дейва Эггерса (1970) Зейтун. Перевод Юлии Степаненко. Начало в №6, 2014. <br>2005 год, август. Новоорлеанская семья: муж Зейтун, уроженец Сирии, занятый в Америке строительным бизнесом; его жена Кейти, коренная американка, перешедшая в ислам; их маленькие дети. СМИ сообщают о приближении урагана Катрина. У матери семейства сдают нервы, она подхватывает детей и в потоке беженцев уезжает прочь из города. Муж остается присмотреть за домом и оказывается в гуще катастрофических событий: ночует на крыше собственного жилища, а днем на утлом каноэ занимается спасением застигнутых наводнением соседей-стариков и животных, стараясь не придавать значения слухам о бандах вооруженных мародеров. В этих благородных хлопотах проходит несколько дней, пока Зейтун не сталкивается посреди затопленного города с вооруженным патрулем, который без лишних слов упекает героя в тюрьму по обвинению чуть ли не в терроризме. Через три недели Зейтун чудом освобождается, но опыт унизительной неволи надолго останется серьезной психической травмой и для него, и для его близких.<br><br>Стихи шведского поэта, писателя, драматурга Рагнара Стрёмберга (1950) в переводах Ольги Арсеньевой и Алеши Прокопьева, Николая Артюшкина, Айрата Бик-Булатова, Юлии Грековой.<br><br>Прошла одна неделя в октябре жизни<br>и забытая в песочнице машинка выпивает из меня детство<br>Бог придумал смерть<br>чтобы все живое знало свое место <br>(Перевод Саши Грач).<br><br>В рубрике Другая поэзия - новое поколение французских классиков: Жак Дюпен (1927 - 2012) и Матьё Бенезе (1946 - 2013). Поэтов двух смежных поколений объединяет тема сомнения в слове и во власти поэта над ним, а значит, над миром… - пишет во вступлении с красноречивым заголовком Невозможность речи ученый и переводчик Борис Дубин. <br><br>Рубрика Чай по Прусту (восточно-европейский рассказ). <br>Людек польского писателя Казимежа Орлося (1935) - горе в неблагополучной семье. Перевод Софии Равва.<br>Чех Виктор Фишл (1912 - 2006). Рассказ Кафка в Иерусалиме в переводе Нины Шульгиной. Автор настолько заворожен атмосферой великого города, что с убедительностью галлюцинации ему то здесь, то там мерещится давно умерший за тридевять земель великий писатель. <br>В рассказе Белоручки венгра Бела Риго (1942) - дворовое детство на фоне венгерских событий 1956 года. Перевод Татьяны Воронкиной.<br>В рассказах известного румынского писателя Нормана Мани (1936) из книги Октябрь, 8 часов - страшный опыт пребывания в лагере уничтожения с 1941 по 1945 гг. Детство, с пяти до девяти лет, как самый большой ужас своей жизни… - пишет во вступлении переводчица Анастасия Старостина. <br><br>Рубрика Переперевод. Песнь вторая из поэмы Торквато Тассо (1544 - 1595) Освобожденный Иерусалим. Перевод с итальянского и вступление Романа Дубровкина. Напев Торкватовых октав! (А. Пушкин)<br><br>В рубрике Год Шекспира мы печатаем статью знатока Шекспира и его эпохи Сильвии Моррис Хилари Мантел и Шекспир: две истории о Генрихе YIII и рецензию литературоведа Питера Смита Как прочесть утраченный текст. Оба материала в переводе Тамары Казавчинской, оба учат историческому взгляду на предмет, имеют в виду противопоставление двух типов восприятия: ренессансного и постромантического, навязавшего нам представление о гениальном творце-одиночке, который наделяет сочинение своей неповторимой индивидуальностью, узнаваемой с первого взгляда и лишь ему принадлежащей.<br><br>И в рубрике БиблиофИЛ - Новые книги Нового Света Марины Ефимовой. На этот раз речь идет о Барбре Стрейзанд.<br>Журналы
Номер открывает роман бразильца Моасира Скляра (1937 - 2011) "Леопарды Кафки" в переводе с португальского Екатерины Хованович. Фантасмагория: Первая мировая война, совсем юный местечковый поклонник Льва Троцкого на свой страх и риск едет в Прагу, чтобы выполнить загадочное революционное поручение своего кумира. Где Прага - там и Кафка, чей автограф незадачливый троцкист бережет как зеницу ока десятилетиями уже в бразильской эмиграции. И темный коротенький текст великого писателя предстает в смертный час героя романа символом его личного сопротивления и даже победы.

Следом - окончание документального романа американского прозаика и журналиста Дейва Эггерса (1970) "Зейтун". Перевод Юлии Степаненко. Начало в №6, 2014.
2005 год, август. Новоорлеанская семья: муж Зейтун, уроженец Сирии, занятый в Америке строительным бизнесом; его жена Кейти, коренная американка, перешедшая в ислам; их маленькие дети. СМИ сообщают о приближении урагана "Катрина". У матери семейства сдают нервы, она подхватывает детей и в потоке беженцев уезжает прочь из города. Муж остается присмотреть за домом и оказывается в гуще катастрофических событий: ночует на крыше собственного жилища, а днем на утлом каноэ занимается спасением застигнутых наводнением соседей-стариков и животных, стараясь не придавать значения слухам о бандах вооруженных мародеров. В этих благородных хлопотах проходит несколько дней, пока Зейтун не сталкивается посреди затопленного города с вооруженным патрулем, который без лишних слов упекает героя в тюрьму по обвинению чуть ли не в терроризме. Через три недели Зейтун чудом освобождается, но опыт унизительной неволи надолго останется серьезной психической травмой и для него, и для его близких.

Стихи шведского поэта, писателя, драматурга Рагнара Стрёмберга (1950) в переводах Ольги Арсеньевой и Алеши Прокопьева, Николая Артюшкина, Айрата Бик-Булатова, Юлии Грековой.

Прошла одна неделя в октябре жизни
и забытая в песочнице машинка выпивает из меня детство
Бог придумал смерть
чтобы все живое знало свое место
(Перевод Саши Грач).

В рубрике "Другая поэзия" - новое поколение французских классиков: Жак Дюпен (1927 - 2012) и Матьё Бенезе (1946 - 2013). Поэтов двух смежных поколений объединяет "тема сомнения в слове и во власти поэта над ним, а значит, над миром…" - пишет во вступлении с красноречивым заголовком "Невозможность речи" ученый и переводчик Борис Дубин.

Рубрика "Чай по Прусту" (восточно-европейский рассказ).
"Людек" польского писателя Казимежа Орлося (1935) - горе в неблагополучной семье. Перевод Софии Равва.
Чех Виктор Фишл (1912 - 2006). Рассказ "Кафка в Иерусалиме" в переводе Нины Шульгиной. Автор настолько заворожен атмосферой великого города, что с убедительностью галлюцинации ему то здесь, то там мерещится давно умерший за тридевять земель великий писатель.
В рассказе "Белоручки" венгра Бела Риго (1942) - дворовое детство на фоне венгерских событий 1956 года. Перевод Татьяны Воронкиной.
В рассказах известного румынского писателя Нормана Мани (1936) из книги "Октябрь, 8 часов" - страшный опыт пребывания в лагере уничтожения с 1941 по 1945 гг. "Детство, с пяти до девяти лет, как самый большой ужас своей жизни…" - пишет во вступлении переводчица Анастасия Старостина.

Рубрика "Переперевод". "Песнь вторая" из поэмы Торквато Тассо (1544 - 1595) "Освобожденный Иерусалим". Перевод с итальянского и вступление Романа Дубровкина. "Напев Торкватовых октав!" (А. Пушкин)

В рубрике "Год Шекспира" мы печатаем статью знатока Шекспира и его эпохи Сильвии Моррис "Хилари Мантел и Шекспир: две истории о Генрихе YIII" и рецензию литературоведа Питера Смита "Как прочесть утраченный текст". Оба материала в переводе Тамары Казавчинской, оба учат историческому взгляду на предмет, имеют в виду "противопоставление двух типов восприятия: ренессансного и постромантического, навязавшего нам представление о гениальном творце-одиночке, который наделяет сочинение своей неповторимой индивидуальностью, узнаваемой с первого взгляда и лишь ему принадлежащей".

И в рубрике "БиблиофИЛ" - "Новые книги Нового Света" Марины Ефимовой. На этот раз речь идет о Барбре Стрейзанд.


Подробнее >>>

Светлоград, Кунцевская, Омск Ленинский район, Печатники, Тихвин, Томск, Наро-Фоминск, Великие Луки, Приволжский, питер Пушкинский.